«Ближний круг»

«Ближний круг»

Любезная сестра Геннадия!
В 1882 году в статье «Забыта ли Тарасова могила?» Н.С. Лесков вспоминает об одной из своих сестёр: «Я бываю в Каневе почти каждый год, потому что там, в этом городе и в его уезде, у меня есть близкие родные, у которых мне приятно отдохнуть летом. В этом же Каневском уезде находится прелестный пустынный женский «монастырёк», по прозванию «Ржищевский», казначеею которого состоит моя родная инокиня Геннадия».
Речь идёт о родной сестре писателя Наталье Семёновне Лесковой, в монашестве Геннадии.
Сын Лескова, Андрей Николаевич, отзывался о ней так: «Жалчее её в родстве не было — её невзлюбила мать. Жилось постылому ребёнку горше горького». Разгневанная Мария Петровна толкнула свою дочь о кованый сундук, после этого она почти перестала расти и сгорбилась.
Когда забитой девочке исполнилось 15 лет, она нашла единственное спасение в послушании: с трудом устроилась в Орловский Введенский монастырь, через 7 лет перешла в Киевский Фроловский, а с 1862 года находилась в Ржищевском Спасо- Преображенском женском монастыре. В 28 лет Геннадия постриглась в монахини.
С одобрением относился Н.С. Лесков к выбору сестры стать монахиней: «А что касается до твоего монашества, то о нём говорить всё равно, что цедить вино, когда уже показалося дно. Что за пустословие! Ты сделала то единственно, что только могла сделать: никаких разных выборов перед тобою не было, и пустословить о тебе могут люди безумные и бессердечные, им это и простительно: а ты прожила свою жизнь как могла, сохранила ясность ума и теплоту чувства, да ещё любовь к справедливости, что есть «высоко пред Господом».
Сохранились письма Николая Семёновича к сестре начала 1890-х годов, в них он обращался к ней так: «Любезная сестра», «Возлюбленная сестра»; от неё узнавал семейные новости, помогал не только советом, но и материально (высылал деньги на продукты).
Ранней весной 1886 года Геннадия приезжала в Петербург. Н.С. Лесков делился впечатлениями от встречи с ней с братом Алексеем: «Сестра Геннадия, как я вижу её,- крайне недалёка и бестолкова, но при этом упряма и глупо надменна… Лучшего и более достойного, чем соревнования в монастырской сваре, она не видит в жизни… Надо кому-нибудь ловкому и обладающему тактом в устных объяснениях побывать в Ржищеве»
Сын Лескова писал: «… весь интерес, смысл и вкус жизни свёлся у неё к кипению в котле монастырских дрязг, борьбе мелкого честолюбия, зависти, интриг, поклёпов, доносов друг на друга и т. д.»
Геннадия поздравляла Николая Семеновича с Днём Рождения, справлялась о его здоровье, а Лесков, страдающий приступами удушья, отвечал: «По-моему, те люди умнее, которые оплакивают дни своего рождения, а не празднуют их. Что праздновать-то! Зла и глупостей понаделали много, а ничему хорошему не научили. Не с чем поздравлять-то!»
Из письма Лескова к сестре от 19 июня 1894 года из Меррекюля мы узнаём размышления писателя о смерти: «А что до смерти, то никто не знает, что это такое: одни верят, что есть уничтожение, а другие уверены, что посредством смерти мы освобождаемся от тела и возвращаемся «в прежнее состояние жизни бестелесной». И мне эта вера последняя кажется разумною и истинною; а что люди более многословят и пустословят о смерти и о том, что будет после, то всё одно другому противоречит, и мы не виноваты в том, что не можем рассмотреть то, что сокрыто Богом».
Наталья Семёновна умерла 28 марта 1920 года, её похоронили на кладбище Ржищевского монастыря. Она на 25 лет пережила своего родного брата Николая Семёновича Лескова.
Ст. науч. сотрудник Дома-музея Н.С. Лескова С.И. Труфанова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *