"Букет алых роз Льва Овалова".

"Букет алых роз Льва Овалова".

Букет алых роз Льва Овалова

«…Этот танец считался вражеским. Само слово с двумя черточками — рок-н-ролл — попахивало шпионскими страстями. И добропорядочная московская балерина исполнила его только по настойчивой просьбе офицера КГБ — по оперативной необходимости »…

 Повесть « Букет алых роз» Льва Овалова  (1905- 1997), интригует, завораживает, притягивает своим неповторимым юмором. А вот творческий путь  талантливого орловского  писателя был очень непростым, зачастую не оставляющим места для безмятежности и смеха.

 Юный секретарь Малоархангельского комитета РКСМ, обаятельный и умный студент медицинского факультета МГУ в 1923 году, активист и общественник…Звезда будущего писателя восходила стремительно. Его очерки публиковались в столичных газетах, процветала его редакторская деятельность, уже в 1939 году Л. Овалов был главным редактором журнал       « Вокруг света». Для этого известного журнала и был написан рассказ              « Синие мечи»- первый в цикле о майоре Пронине, знаковом рыцаре Госбезопасности в шерлокхолмсовском ключе, романов, которых будет потом еще очень много.

Но парадоксы жизни удивляют. Спустя две недели после начала Великой Отечественной войны Льва Сергеевича арестовали те, кого он прославлял в своих произведениях и  осудили как « врага народа» на 15 долгих лет лагерей.

Повесть «Букет алых роз» — первая после возвращения, ее герой — все тот же Иван Пронин, и на авансцене все та же деятельность спецслужб. Писатель считает необходимым наполнять свои приключенческие повести приметами времени, ультрасовременными знаками.

Одно из таких  ярких явлений — появление в пятидесятые годы в обеих столицах молодых людей называющих себя « Стилягами». Именно они задают тон повести « Букет алых роз», оставляя незабываемое послевкусие  многослойного среза времени.

Впервые слово « Стиляги» впервые появилось в фельетоне журнале « Крокодил» № 7 в 1949 году. Уже через месяц о стилягах не говорил уже ленивый.

Стиляги – субкультура, формирующаяся  под влиянием западной моды, вобравшая разнородные элементы : синтез  музыкальных стилей и внешнего выражения в одежде, феерия пышных юбок, гардероба из ткани в горошек и полоску, яркой абстракции, неоновых  цветов, причесок с пробором и коком, заимствованных у биг — бэндов, жаргона от нэпманской молодежи 20- х годов, гуляния по « Бродвею» — из дендизма 1820-х годов.

В повести упоминается улица Горького – тот самый легендарный Бродвей, место молодежных гуляний.

С писателем мы окунаемся в атмосферу этого времени, и, благодаря  насыщенным художественным деталям видим знаменитый  Коктейль Холл, открывшийся в центре « Бродвея», работающий (о, восторг) до целых пяти часов утра, а еще там играет джаз, и подают неземной и дорогой, радужный, как экзотическое колибри,  коктейль Карнавал из нескольких слоев ликера. Открыт Коктеиль – холл был напротив Центрального телеграфа, называли его просто « Кок». Интерьер Кока был выполнен по западным образцам, со столиками ультрасовременного вида.

Именно с « Кока» писал Овалов свое ночное заведение, и в нем разворачивается действо повести с шпионами, чекистами и легкомысленными молодыми людьми.

Новая Москва будоражит и влечет Овалова,  вернувшегося  после семилетней ссылки, который и сам в молодости был очень симпатичным и  не оставался в стороне от моды. Но… «комиссарские  кожанки»  и боевые награды сменили джаз и рок-н-ролл, яркие челки, и  расцвеченные галстуки. Сохранить свой привычный внутренний мир писатель пытается через мироощущение главных героев, молодого работника спецслужб, и молодой балерины Петровой. Они холодны к новой действительности, хотя могут притвориться ее адептами. Внутренняя философия Льва Овалова не приемлет важной для стиляжной молодежи заботы о внешнем виде, когда собственная индивидуальность важнее всего.

Совсем близкой  к нашим дням  является и тематика шпионажа в засекреченном мире новейших технологии.

Органы КГБ,  детально и  мастерски  выписанные Оваловым, разоблачают деятельность иностранных шпионов и диверсантов, выдающих себя за сотрудников спецслужб.  Вообще, сам жанр шпионского романа не был изобретен Оваловым, возник он в начале ХХ века, во многом под влиянием соперничества и интриг основных мировых держав, которые сопровождались созданием современных разведывательных служб. В дальнейшем он будет развиваться, и,  после холодной войны вновь окажется актуальным после появления международных преступных организаций, глобальных террористических сетей, морского пиратства, технологического саботажа и шпионажа в  качестве угроз обществу. Своего пика данный жанр достиг после второй мировой войны в условиях биполярного мира. Он также менялся — от авантюрного к психологическому,  от  героического к негероическому.

…Букет роз и вправду был алым, книга очень выделялась на прилавках — через год после журнальной публикации в  свет  книга вышла  в яркой красной, бросающейся в глаза обложке. Оформлял книгу старый знакомый Льва Овалова – художник Петр Караченцов.  Надо отметить, что Лев Овалов на ту пору уже был весьма  востребован в публичных библиотеках и, в общем-то,  в рекламе не нуждался.

Как отметил один из читателей, « портирование» детективного жанра на советскую литературную почву оказалось удачным. И настолько удачным, что имя майора Пронина знают даже те, кто ничего и не слышал о Льве Сергеевиче Шаповалове.

Конышева Виттория Евгеньевна

Научный сотрудник музея писателей — орловцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *