Картинки с натуры.

Картинки с натуры.

    Старший научный сотрудник Дома – музея  Н.С.Лескова- Т. Ю. Синякова.      

                                                              

Картинки с натуры.

 

      К 140-летию выхода в свет серии очерков « Мелочи архиерейской жизни»  в прижизненном собрании сочинений Н.С.Лескова.    

 

   За шесть лет до смерти  Н.С.Лескова, в марте 1889г. в типографии А.С. Суворина, вышли первые три тома его 12-ти томного собрания сочинений. Это было единственное полное прижизненное издание (1889-1896г.г.), причём судьба 6 тома оказалась весьма трагичной и стоила ему здоровья. Как писатель реалист, привыкший прямо говорить правду, он открыто заявлял:

« Я люблю литературу как средство, которое даёт мне возможность высказывать всё то, что я считаю за истину и за благо». Сам Лесков был глубоко верующим человеком. Он и умер, держа в руках томик Библии, а девизом собственной жизни выбрал слова из книги Сираха , которые выписал под своей любимой фотографией 1885г.: «Не бывай побеждён от зла, но побеждай зло добром». Писатель всегда следовал этому завету: оказывал помощь нуждающимся, давал милостыню нищему, воспитал девочку сироту. О себе  Николай Семёнович откровенно говорил: «Славы не ищу, совести боюсь, в деньгах нуждаюсь», но  никогда не писал ради денег. Вырос Лесков в верующей семье. Его дед  по отцовской линии был священником села Лески (ныне Брянская обл.), отец  Семён Дмитриевич закончил духовную Севскую семинарию, а потом проявил свою честность и добросовестность в качестве следователя Орловской уголовной палаты. Первой прочитанной книгой  пятилетнего мальчика, когда он самостоятельно научился читать, была  «Сто  четыре священные истории». Доброте и порядочности его учил преподаватель Закона Божьего в Орловской губернской гимназии священник Е. А. Остромысленский, который «умел научить  своих учеников любить правду и милосердие». Лесков вспоминал всегда Ефимия Андреевича с особой благодарностью. Показывая пример какими должны быть священнослужители в образе главного героя своего романа «Соборяне» Савелия Туберозова, писатель и отразил черты деда Дмитрия и Е.А. Остромысленского. Но наряду с такими священниками были и те, которые совсем не соответствовали церковному сану: разглашали тайну исповеди, приходили на службу в нетрезвом виде, занимались вымогательством, проявляя жестокость и грубость. И всё это  реальные лица, которых он знал ещё с самого раннего детства во время проживания на Орловщине (Никодим и Смарагд из «Мелочей…», отец Василий, Пармён, «поп Рыжий» и  Илларион Оболенский из очерка  «Дворянский бунт в Добрынском приходе» и др.). «Какова жизнь, таковы и мои произведения»,- писал он.     

   И Лесков выступил с целым рядом произведений, разоблачающих закулисную жизнь священнослужителей, ведущих далеко не праведный образ жизни, в коем они не являлись примером для прихожан. Некоторые из них – «Архиерейские объезды», «Епархиальный суд», «Русское тайнобрачие» и « Мелочи архиерейской жизни» – серия «картинок с натуры» и вошли в 6 том собрания сочинений Н.С.Лескова, крайне возмутив церковную цензуру.   Нужно сказать, что и до этого в течение ряда лет на страницах различных газет, журналов многократно печатались заметки, рассказы писателя, посвящённые  жизни русского православного духовенства, выходили и их отдельные издания. Так, в  1872 г. – публикация ром. «Соборяне» в ж. «Русский вестник»,1877 г. – публикация очерка «Владычный суд» и статьи «Карикатурный идеал. Утопия из церковно-бытовой жизни» в ж. «Странник», а в 1878 г. – очерка «Русское тайнобрачие» и «картинок с натуры» «Мелочи архиерейской жизни» в газ. «Новости»,  в 1879 г.- публикация «картинок с натуры» «Архиерейские встречи» (газ. «Новости»), выход сборника «Русские богоносцы. Религиозно-бытовые картины Н.С. Лескова» и выход отдельного издания «Мелочи архиерейской жизни», экземпляр которого тогда был подарен Лесковым И.А. Гончарову.

   Это произведение произвело настоящий фурор. Положительно отозвался о «Мелочах…» журнал «Отечественные записки», отметив несомненный интерес книги, знакомившей русского читателя «с малоизвестным бытом». «…большая часть сообщаемых автором фактов крайне характеристична, и личности архиереев очерчены у него большей частью очень рельефно…Книга его, без сомнения, найдёт себе массу читателей», – писала «Молва». Положительны были  отзывы  ж. «Слово» и газ. «Современные известия», но «Новое время» выразило недовольство тем, что автор ничего не пишет о современном духовенстве, а посвящает свои очерки прошлым временам. Как видим, либеральная пресса иногда и с оговорками, но признавала достоинство очерков, а вот совсем иную позицию заняла церковная печать. В статье «Непоправимо – позоримая честь» издания «Церковного вестника» было написано: «В последнее время вышла целая книга, спекулирующая на лесть грубо эгоистическим инстинктам малоразвитой толпы. Составленная по преимуществу из сплетен низшего разбора, она без застенчивости забрасывает грязью и клеветой досточтимых представителей русской церкви». Крайне возмущены характеристикой орловского архиерея Смарагда были епископ уфимский Никанор, епископ ярославский и ростовский Ионафан. Особенно бурную деятельность по «разоблачению» Лескова проявил протоиерей Е.А. Попов, который в своей книге «Великопермская и пермская епархия.1379 – 1879» посвятил ряд страниц книге Лескова. Его отзывы были признаны настолько важными, что их перепечатали в «Пермских епархиальных ведомостях» за 1880 г. В феврале 1883 года  по приказу министра народного просвещения И. Д. Делянова  Н.С.Лескова уволили со службы в министерстве народного просвещения без прошения. Всё это и предопределило судьбу книги, когда  Н.С.Лесков спустя десять лет рискнул повторить её в составе своего первого и единственного прижизненного собрания сочинений. И хотя ещё 7 января 1881 г. он оправдательно писал корреспонденту И.С. Аксакову: «Я никогда не осмеивал сана духовного, но я рисовал его носителей здраво и реально, и в этом не числю за собою вины», судьба 6 тома была решена. Отпечатанная тиражом в 2200 экземпляров книга была представлена в С.-Петербургский цензурный комитет 14 августа 1889 г. Уже 18 августа, по докладу цензора С.И. Коссовича, она была задержана цензурой. С.-Петербургский цензурный комитет нашёл, что Лесков выставляет в крайне неблагоприятном свете высшее и низшее духовенство и что он одних попов обвиняет «в непомерной гордыне и себялюбии, других в любостяжании, драчливости и распутстве…Все многочисленные пороки высшего духовенства возбуждают нелюбовь к ним народа, выражающуюся, по указаниям автора, в  изображении на картине Страшного суда архиереев, охваченных одной цепью с корыстолюбивым  Иудой…». Вообще, «вся шестая книга сочинений Лескова…оказывается дерзким памфлетом на церковное управление в России и на растление нравов нашего духовенства». 29 сентября 1889 г. обо всём этом С.-Петербургский цензурный комитет донёс Главному управлению по делам печати, который окончательно и запретил её. Старший инспектор по типографии хотел приступить к вырезке из отпечатанного тома «Мелочей архиерейской жизни», но владелец типографии А.С. Суворин не допустил вырезок, надеясь отстоять книгу в высших инстанциях, но это не удалось. Весь тираж 6 тома пролежал опечатанным, а в ноябре 1893 г. был сожжён. Лишь восемь полных его экземпляров были отосланы в С.-Петербургский цензурный комитет. Один из них передали в публичную библиотеку, а остальные постепенно разошлись по рукам. Седьмой том вышел в свет раньше шестого, при этом пояснялось: «Седьмой том сочинений Н.С. Лескова выходит прежде шестого тома по независящим от издателя обстоятельствам». Шестой том в новом составе без «Мелочей…» вышел из печати и был роздан подписчикам последним, после десятого тома. Лесков чрезвычайно болезненно воспринял катастрофу с книгой. Узнав о сожжении 6 тома на лестнице в типографии Суворина, у него начался первый приступ астмы – болезни, которая потом и свела его в могилу. «Подоспела досада, которая не даёт мне духа, чтобы говорить о чём бы то ни было весело и пространно: благодетельное учреждение арестовало 6-й том моих сочинений, состоящий из вещей, которые все были в печати. Это том в 51 лист. Вы можете себе представить состояние моего духа», – писал он публицисту                В.А. Гольцеву. Об этом же Лесков  сообщал и своему зятю Н.П. Крохину: «У меня арестован 6-й том, и это составляет и огромный убыток, и досаду, и унижение от сознания силы беззакония». В июне 1893 года был издан 11 том собрания сочинений Н.С. Лескова, а 12 том вышел уже после смерти писателя – в июне 1896 г. (Н.С. Лескова не стало 5марта 1895г.). «Мелочи архиерейской жизни» числились запрещёнными до 1905г. «В Константиновском военном училище офицер донёс на юнкера, что тот имел книгу «Мелочи архиерейской жизни». Юнкера посадили под арест», –  сообщал Н.С. Лесков Л.Н. Толстому в письме от 12 января 1891 г. В посмертных собраниях сочинений 1897, 1902-1903 годов «Мелочи…» печатались со значительным сокращением и искажениями в тексте.

   И только через 77 лет (после 1880 года) в 1957 г. в Москве, в издательстве «Художественная литература», вышло полное собрание сочинений Н.С. Лескова в 11-ти томах, в 6 том которого впервые полностью был перепечатан текст одного из замечательных произведений нашего известного земляка  Н.С. Лескова – «Мелочи архиерейской жизни».