Владислав Викторович Поляков. Часть 5

Владислав Викторович Поляков. Часть 5

А врачи, между тем, готовят Полякова к худшему – лежачий или, в лучшем случае, сидячий режим в течение оставшейся жизни.

Поляков занимается музыкой, играет на балалайке, овладевает несколькими струнными инструментами, нотной грамотой, устраивает концерты. Жизнь в больнице скучна. Надо как-то разнообразить ее. Как только происходит улучшение, организуются разные посиделки, концерты. Заводилой многих таких «мероприятий» был Поляков. Но это, конечно, в хорошие периоды. А так – надо лежать, смотреть в потолок, думать, мечтать, планировать жизнь.

Поляков часто задумывается о будущем. Сколько ему удастся прожить, что он успеет сделать? «Хорошо бы пожить лет десять. Это много и немного. Многое можно сделать за это время, но если подумаешь, что по прошествии этих лет человеку не минует тридцати, то ужаснешься. Не ужасайся, что я так мало ставлю на кон – пишет он Гержедовичу. – Больше я не вытяну, больше мне не надо, и остается только пожелать, чтобы за это время не болеть. Десять лет находиться в мире красок, музыки и вообще чудесной планеты – это черт знает как хорошо…». Он вспоминает судьбу Ф. Васильева. Это связано не только с любовью Полякова к пейзажу, но и общностью их состояний. Васильев умер в двадцать три года. Поляков живет на грани жизни и смерти. Жизни физической, но не духовной.

Мысли, мечты, переживания Полякова отражены в его письмах и письмах от корреспондентов. Писем много. Письма домой, родным, письма Игорю Гержедовичу.… В них ставятся вопросы, ищутся ответы. Выясняется, что они хотят делать, как им удается реализовать себя, размышляют о свое месте в мире в настоящее время и в будущем и, конечно, об Искусстве и художниках. В целом, в письмах отражены Время и Человек. Конкретный человек и конкретное время. Полякова интересуют проблемы человека, отношения между людьми. Вопросов масса, ответов тоже масса, и они чаще всего утвердительны. Сомнений мало.

Поляков постоянно думает о выборе творческого пути. На чем остановиться? Он на все смотрит через искусство. Рисование, музыка,  выжигание, ювелирные изделия, кино, поэзия, литература, любой труд, когда он становится искусством, привлекают его внимание.

Он знает, что жизнь «должен связать с искусством». Искусством ли писать картины и быть на высоте художественных понятий, заниматься ли прикладным творчеством, или владеть искусством писания вывесок, но вместе с тем наслаждаться настоящим искусством – все равно. О консерватории думать, конечно, не приходится. Но он хочет понять манеру дирижирования и управления оркестром.

Литература часто важна для него не эмоциями, не идеями, а прежде всего как мастерство. При просмотре кино него не покидает мысль о работе артистов.

Он понимает, что стремится к невозможному – постигнуть многое неисполнимо, но ему страстно хочется много понять. Понять не только ради любознательности, но и ради того, что это поможет в его будущей профессии.

Думая  о будущем, — пишет он, — невольно задаешь себе вопрос, «стоит ли заниматься искусством, есть ли талант? Я, по крайне мере, не ощущаю в себе ничего подобного, хотя бы издалека, и если уж действительно мне придется сделать что-либо в искусстве – пусть самое маленькое. Вообще, как подумаешь да прикинешь, сколько надо учиться еще, не только со стороны карандаша и кисти, так пробежит невольно холодок по телу. Сколько надо постигать! Сколько надо для этого времени, которого у меня очень мало. Как же мне надо спешить! Скорей бы отсюда и тогда … и тогда работать, работать без конца. Эти больницы столько здоровья, которого и без этого мало, высосали из меня. Один исход. Надо спешить, как можно больше сделать без ущерба для качества».

«Что же я буду делать дальше? Где буду учиться?» — задает он себе вопрос и отвечает: «Я и сам не знаю». Он стал все меньше и меньше верить в возможность окончания института, не только сразу после десятилетки, но даже и после техникума. Силы у него ограничены, обстоятельства не благоприятствуют ему. Кроме того, в техникуме маленькая стипендия, что означает лишние расходы родителям. Ему же, по мере взросления, всё тяжелее становится за их счет – в семье подрастают еще несколько детей.

Он надеется пройти курс средней школы, не дожидаясь выписки из больницы, получить аттестат зрелости и отдаться искусству.

Демонстративный ряд представлен предметами из фондовой коллекции ОГЛМТ.

Обращаем ваше внимание, что  полная  версия выставки  расположена на странице Фонды ОГЛМТ. Единая фондовая коллекция в разделе Фотоальбом новый.

Прямая ссылка на страницу: https://turgenevmus.ru/fotoalbom-novyj/

 

* Владислав Поляков. Воспоминания о художнике / Автор-составитель и редактор В.В.Гришков. – Санкт-Петербург: ООО «Издательство “Лема”» 2010. – 13-15 С.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *