"Дворянское гнезда вокруг Тургенева. III. Осьмое чудо света"

"Дворянское гнезда вокруг Тургенева. III. Осьмое чудо света"

Во времена Тургенева Шаблыкино, расположенное вблизи брянских лесов, было весьма знаменитым местом, поистине, «осьмым чудом света».

В середине XIX века оно принадлежало Николаю Васильевичу Киреевскому, знаменитому псовому охотнику, автору книги «Сорок лет постоянной охоты». По словам современников, его усадьба издали была похожа на заколдованный восточный город, посреди которого выделялся огромный господский дом с большими залами в два света.

По странной прихоти хозяина все внутренние и внешние украшения дома непривычному глазу являли странную картину. Дело в том, что всё, начиная с флюгера на крыше, было связано с охотой. Из окон высовывались медвежьи головы, в углу прятался пушной зверь, вся мебель была из оленьих и лосиных рогов, кабаньих голов, лошадиных ног;  вместо ковров стелились звериные шкуры, а на стенах всюду висели картины, изображавшие псовую охоту.

Легко представить, что хозяин сам был страстным охотником, и многие окрестные помещики составляли его свиту, которая и сопровождала Н.В. Киреевского в  охотничьих странствиях.

И.С. Тургенев в рассказе «Гамлет Щигровского уезда» описал один из обедов в доме Киреевского, слава о которых ходила по всей губернии. Но сам хозяин почему-то питал острую неприязнь к женщинам, за что и был прозван в округе чудаком.

Матушка Тургенева, Варвара Петровна, в одном из писем рассказала сыну: « Из карачевского дома дяди проеду к Киреевскому. И хотя бы его не было дома, но видеть его сад, его заведенья – в этом я себе не могу отказать».

Действительно, в усадьбе было на что посмотреть: всевозможные павильоны, каскады прудов, радужные фонтаны, чудные чугунные мостики, мраморные статуи, роскошные клумбы цветов – всё пленяло взор гостей!

Особую слабость Киреевский питал к беседкам, среди которых выделялись византийская, китайская, турецкая, шведская, швейцарская. Одна из беседок была возведена над прахом его любимого пса по кличке Любезный, и стоила она целое состояние – около пятидесяти тысяч рублей серебром.

В те годы имение Киреевского кипело жизнью шумной и полной. Часто многие из бедных дворян жили здесь по нескольку месяцев, не смея из скромности представиться хозяину. Они всё-таки пользовались всеми удобствами широкой барской жизни. Более десяток линеек, шарабанов, троек всегда были готовы для выезда гостей. На пруду ждали желающих шлюпки, лыжи, гондолы с гребцами. Сад был прохладный, дремучий, разбитый на сорока десятинах; были аллеи, где не видно было голубого неба – всё зелень и тень. В кущах деревьев виднелись храмики с названиями, значение которых было особенно приятно и понятно только одному владельцу. Они были построены во имя дружбы, истины, любви, терпения.

То были времена, то были нравы… После революции усадьба подверглась разгрому. Шаблыкинская церковь была разорена, иконы были сброшены во дворе – из них развели большой костёр…

А в наши дни огромный усадебный парк, некогда поражавший великолепием, глохнет, всё более превращается в чащу, заваленную буреломом. Нужны немалые средства, воля и энергические усилия многих людей, чтобы возродить былую красоту Шаблыкина.

А о былом напоминает теперь, пожалуй, только фрагмент фонтана: фигурка лягушки, которая хранится в местном школьном музее.

Вид из Федосинской беседки на дом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *