«Леонид Андреев в кругу писателей.  Андреев и Скиталец»

«Леонид Андреев в кругу писателей. Андреев и Скиталец»

Скиталец (Степан Гаврилович Петров, 1869-1941) —  поэт, писатель, участник телешовских «Сред» и сборников «Знание».

Решающую роль в судьбе Скитальца-писателя сыграл Максим Горький, который помог фельетонисту «Самарской газеты» войти в «большую» литературу.  Творческая дружба связывала Скитальца и с Леонидом Андреевым. Познакомились писатели в январе 1901 года в Нижнем Новгороде у Горького.

«… это был редкостный красавец, напоминавший итальянца с Неаполитанского залива или образ гоголевского Андрия, с маленькими черными усиками на свежем, смугловатом лице, с безупречным профилем, с прекрасными карими глазами и чрезвычайно густыми, черными, волнистыми кудрями, отпущенными до плеч. Шея у него была мощная и, в противоположность лицу, ослепительной белизны и нежности. Среднего роста, широкоплечий, хорошо сложенный, с блестящими глазами, он производил поэтическое впечатление», — такую характеристику дал Скиталец своему новому знакомому.

Они практически одновременно начали свою литературную деятельность. Вместе печатались в издательстве «Знание», вместе посещали московские «Среды». Их произведения, полные презрения к мещанству, звучали в свое время набатом. Стихи Скитальца были насыщены характерным для него бунтарским романтизмом.

В декабре 1902 года Леониду Андрееву было поручено устроить литературный вечер в пользу Общества помощи учащимся женщинам. Для участия в вечере им были приглашены товарищи из той же «Среды». Огромный Колонный зал Благородного собрания был переполнен. Литераторов шумно и долго приветствовали. Последним выступал Скиталец, он прочитал стихотворения «Гусляр» и «Нет, я не с вами».

Мой бог – не ваш бог; ваш бог прощает…

А мой бог — мститель! Мой бог карает!

Мой бог предаст вас громам и карам,

Господь мой грянет грозой над вами

И оживит вас своим ударом!

Публика с криками бросилась с мест к эстраде, чтобы приветствовать автора. Полиция распорядилась, чтобы все немедленно покинули помещение.

Н.Д. Телешов вспоминал, что «… кончилось это все тем, что Скиталец уехал на Волгу, Общество помощи учащимся женщинам заработало с вечера хорошую сумму, а Леонид Андреев, как официальный устроитель вечера, подписавший афишу, внезапно был привлечен к ответственности в уголовном порядке за то, что не воспрепятствовал Скитальцу прочитать стихотворение, где пророчилась революция и гнев народный».

Однако суд оправдал Андреева. Сам же Леонид Николаевич шутил по этому поводу: «Писал Скиталец, читал Скиталец и прославился Скиталец, а меня хотят посадить…».

Спустя два года, в феврале 1905 г., оба писателя все-таки были арестованы и отправлены в Таганскую тюрьму. На квартире Андреева проходило нелегальное совещание членов ЦК РСДРП(б). Неожиданно нагрянула полиция и арестовала всех присутствующих. Среди задержанных оказался и Скиталец.

После постройки дома и переезда Леонида Андреева на берег Финского залива, встречи друзей стали более редкими. Последняя встреча состоялась зимой семнадцатого года. В это время Андреев покинул свой уединенный дом в Финляндии и ненадолго поселился в Петербурге, на одной из центральных улиц, в доме, где по преданию, жил в свое время Пушкин. Скиталец в своих воспоминаниях так описал эту встречу: «Я застал его в обширном кабинете, в котором, кроме огромного письменного стола и двух кожаных кресел около него, не было никакой  другой мебели.

Андреев бегал по этой комнате в чрезвычайном возбуждении.

Он был в своем обычном костюме – в черной блузе; еще не было ни одного седого волоса в его густой, буйной шевелюре, но осунувшееся лицо казалось постаревшим; следы каких-то жгучих дум, пламенных волнений носило оно: как прежде, так и теперь он оставлял впечатление кипящего котла».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *